Украинское реестровое казачество (организация) Джесси Рассел

..

У нас вы можете скачать книгу Символ веры третьего тысячелетия Колин Маккалоу в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ключ в замке — и вот он уже в небольшой прихожей, которая служит дополнительной защитой от враждебного внешнего мира. Еще ключ, еще дверь, вестибюль, где он снял и повесил на вешалку свою шотландскую шапочку, отороченную мехом, шарф и пальто, разулся, обул тапочки. Третья дверь — уже не запертая. Никто не ожидал, что к шестидесяти годам она превратится в маленькую коренастую тетушку, морщинистую, с толстыми лодыжками.

Она и сама громче всех смеялась над этим своим преображением. Сразу несколько ее детей сделались психологами, и общение с ними не прошло даром.

Она умела казаться более проницательной, чем была, умела не выказывать удивления. Вот и сейчас не переспросила: Он присел на угол стола и, покачивая ногой, взял из вазы, которую она постоянно здесь держала, крепкое золотистое яблоко. Она поняла и рассмеялась. На щеках появились милые ямочки — как раз на границе между бледноватой кожей и тонким слоем румян на скулах. Из-под ярких, хотя и не знавших никогда помады, губ показались великолепные зубы, синие глаза, чуть туманные от близорукости, засияли из-под длинных ресниц.

Он глубоко вздохнул, поражаясь — это поражало его постоянно — что его мать остается самой прекрасной из женщин, каких он когда-либо видел. Сама она об этом не подозревала — по крайней мере, ему так казалось. А теперь ему было уже тридцать два, а ей через четыре месяца исполнится пятьдесят восемь… Замуж она вышла рано. И даже обманула жениха, уверив его, что беременна — чтобы отрезать ему пути к отступлению.

Ведь он мог пойти на попятный, испугавшись того, что она так юна. Яркие, как оперенье попугая, ткани, гордые люди, всюду смех, дети мчатся на скейтах или роликах — такие чудные детишки, веселые, всегда много веселых детей…Эта улица была идеальным местом для игр! Возможно, когда-нибудь Вашингтон и власти штатов изыщут средства, чтобы помочь таким северным городам во внутренних областях страны, но пока есть проблемы гораздо более насущные, чем судьба сотен тысяч опустевших улиц.

Пока — серая фанера вместо стекол, выцветшая, облупившаяся краска, серая черепица, время от времени срывающаяся с крыш, в стенах трещины… Спасибо, ветер хотя бы нарушил тишину: Книгу "Символ веры третьего тысячелетия" Маккалоу Колин вероятно стоит иметь в своей домашней библиотеке. Обращает на себя внимание то, насколько текст легко рифмуется с современностью и не имеет оттенков прошлого или будущего, ведь он актуален во все времена. Один из немногих примеров того, как умело подобранное место украшает, дополняет и насыщает цветами и красками все произведение.

Отличительной чертой следовало бы обозначить попытку выйти за рамки основной идеи и существенно расширить круг проблем и взаимоотношений. Умелое использование зрительных образов писателем создает принципиально новый, преобразованный мир, энергичный и насыщенный красками. Хемингуэй была из тех, кто обязательно усомнится и обязательно выскажет сомнение вслух. Так что все три кандидата включены в список в результате большего или меньшего совпадения мнений.

Под номером первым значится Кэтрин Уокинг Хос. Ее отец — чистокровный индеец сиу, мать — представительница шестого поколения ирландских католиков, переселившихся в Америку. Двадцать семь лет, одинока, детей нет, замужем не была. Несомненно, вы слышали или ее саму, или о ней: Очень целеустремлена, всегда в приподнятом настроении. Терпима и оптимистична — здесь у нее самые высокие показатели среди 38 тысяч испытуемых.

Ее докторская диссертация по этнологии, вышедшая отдельным изданием, признана выдающимся вкладом в науку. Великолепный оратор, притягательная личность.

В том смысле, что умеет заворожить публику… Весьма любопытная фигура. С фотографии смотрела молодая женщина, смуглая, с легкой улыбкой на устах и взглядом ясновидящей. Мы несколько раз пытались это сделать, но электронный мозг, похоже, протестовал: Почему мы должны считать ее молодость помехой? Американец по меньшей мере в восьмом поколении. Тридцать четыре года, женат, его девятилетний сын — многообещающий спортсмен. Марк заслуживает высшей оценки и как муж, и как отец.

Другого такого трудяги не найдешь во всем Техасе и Нью-Мексико. Работает с молодежью, создает юношеские клубы, первоклассный оратор, сильная личность. Выполняет обязанности председателя Совета по делам молодежи при Президенте. Какая угроза исходит от него, должно быть, на футбольном поле!..

Но глаза свидетельствовали, что душа этого человека мудра и прекрасна. И, кажется, не чужда поэзии. Сорок три, женат, дочери двадцать. Она — студентка-первокурсница в Брауне. Вся группа сошлась на том, что Вальтер заслуживает высочайшей оценки как муж и отец.

Вы, разумеется, знаете, что в году он получил Нобелевскую премию по физике за исследование генерации солнечной энергии в пространстве.

Он говорит на восьми языках, и неплохо, дружелюбен и приятен в общении. Светло-русые волосы с золотистым отливом, янтарные глаза, округлое лицо с намечающимися морщинками, лишь добавляющими обаяния. Карриол никогда не встречалась с Чарновски лично, но всегда считала его самым привлекательным мужчиной из всех известных общественных деятелей.

Доктор Абрахам холодно заметил: Но я не думала, что мы станем сейчас, накоротке, рассматривать и минусы кандидатур. В тексте нашего отчета вы найдете всю необходимую информацию. Добавлю только, что с года, когда профессор участвовал в этой акции католиков, ничто в его поведении не давало повода усомниться, что ответ папы Иннокентия он воспринял как должно.

Тем более, что дело имеет религиозную подоплеку! Во-первых, кандидат должен быть американцем по меньшей мере в четвертом поколении по материнской и отцовской линиям. Во-вторых, он должен был быть не моложе тридцати и не старше сорока пяти. В-третьих, если он женат или замужем , ему полагалось иметь высший балл за исполнение роли супруга и родителя по десятибалльной шкале, которую разработала доктор Карриол. А если нет — быть либо гомосексуалистом, или лесбиянкой, либо бисексуалом — как жена Цезаря, например.

В-пятых, его деятельность должна быть связана с публичными выступлениями или работой с людьми. В-шестых, эта деятельность должна носить благотворительный характер по отношению к обществу в целом и к каждому человеку в отдельности, да еще при полном бескорыстии.

Наконец, исключалось официальное служение любому из культов. Она открыла глаза и взглянула на Абрахама: Хотя поиск и стал проверкой эффективности наших источников информации, компьютерных программ, методик… Пять лет назад, берясь за эту работу, вы, вероятно, удивлялись, что планируется ухлопать столько времени и средств на какие-то пустяки. Но думаю, что уже через пару-тройку месяцев вы уже начали понимать, насколько непрост и важен наш поиск… У кого-нибудь есть возражения по существу доклада Хемингуэй?

И за то, что знаете назубок все критерии отбора — тоже. Доктор Хемингуэй вздрогнула, но решила промолчать. Доктор Чейзен всегда отличался решительностью и убежденностью, что только усугубляло его сходство с огромным напористым бизоном. Аналитик он был от бога, Карриол переменила его к себе несколько лет назад из Департамента здоровья, образования и благосостояния.

Его молчание во время обсуждения предыдущих кандидатур не удивило Абрахама и Хемингуэй: Теперь же, получив слово, он без сомнения даст коллегам бой. Впрочем, на лице Моше Чейзена они не смогли прочесть разочарования. Аналитик раскрыл первую из приготовленных им папок. Это, конечно, не так демократично, Милли, как у вас в группе. Итак, первый кандидат — первый с большим отрывом от остальных — доктор Джошуа Кристиан, американец в седьмом поколении.

В нем смешались нордическая, кельтская, армянская и русская крови. Тридцать два года, холост, бездетен, женат никогда не был.

Компьютеры располагают исчерпывающей информацией по каждому гражданину нашей страны, тем не менее так и не удалось определить, есть ли у него какие-то предпочтения в области секса. Известно только, что живет он с семьей: Он — глава, можно сказать — отец семейства.

Имеет степень доктора философии, полученную в Университете Чабб; там же изучал психологию. Имеет частную клинику в Холломане, штат Коннектикут. Результаты его методов лечения феноменальны. Он создал нечто вроде… лучшего слова не подберу… да, нечто вроде культа. Усилия своих пациентов он направляет на поиск утешения и исцеления в Боге, пусть даже помимо какого-либо из религиозных учений.

Умеет вызвать необычно сильные эмоции, причем — в любой аудитории. Вы говорили, именно это особенно важно? Тогда лучшего кандидата трудно даже вообразить. Его слова были встречены гробовым молчанием: Доктор Кристиан никогда не публиковал своих работ, за исключением докторской, да и то в тезисах. Но я их прочел, прочли и эксперты. Диссертация почти полностью состоит из множества экспериментальных данных: Но эта работа, насколько мне позволяют судить мои познания в соответствующей области, настолько глубока и оригинальна, что стала настольной книгой всех специалистов.

Для многих она явилась отправной точкой в их собственных исследованиях. Но я о нем ничего не знаю! Скорее всего, он просто не стремится быть знаменитым. Он интересуется лишь своей маленькой клиникой.

Окружающие относятся к нему одновременно с презрением, насмешкой, удивлением и восхищением. Но работает он очень и очень профессионально. В наше-то время, когда это не представляет никакого труда? Вы хотите сказать, что у него с головой не в порядке, Сэм? Она давно вытащила из папки фотографию кандидата, но даже не взглянула на нее, удивленная выбором Чейзена.

Теперь она внимательно изучала портрет безвестного психолога. Хотя взгляд, пожалуй, слишком утомленный, даже потерянный. И черное пламя глаз. Лицо, полное аскетической отрешенности, какую встретишь не часто. Интригующее лицо, но… Она пожала плечами. Он выбрал другого кандидата… Сенатор Дэвид Симз Хиллер-седьмой. У всех вырвался вздох. Кто же не знает этого человека?! Вот он, на фотографии — самый обворожительный, самый уважаемый американец, Дэвид Симз Хиллер, сенатор Соединенных Штатов, ему еще только тридцать один, и он слишком молод, чтобы быть Президентом, но можно не сомневаться, что к сорока обязательно станет им.

Шесть футов четыре дюйма роста — так что комплекс Наполеона ему не грозит. Чудесные волнистые волосы, обещающие остаться такими же в старости. Классические, хотя и немиловидные, черты лица. Четкая линия рта, лишенного чувственной припухлости.

Глубокие и ясные синие глаза. Строгий взгляд человека умного, решительного, мудрого. Полное отсутствие эгоизма, жестокости, мелочности, упрямства и безразличия к тем, кому не повезло родиться Хиллером. Доктор Карриол отложила снимок. Да, у Хиллера-седьмого не обнаружилось ни единого недостатка. По крайней мере, в моем списке претендентов. Я так считаю, и все тут.

Она призывала нас использовать самую современную технику и методику, чтобы уловить неуловимое, и утверждала, что в случае успеха мы совершим революцию в науке. Первоначально этим термином обозначали силу, которую Господь давал своим угодникам, чтобы могли увлекать и поддерживать тех, кого обращают в веру. Однако постепенно понятие так опошлилось, что его стали беззастенчиво применять к эстрадным звездам, светским хлыщам и политикам.

Но, хорошо зная Джудит, готов поспорить, что она имела ввиду отнюдь не новомодное значение древних слов. Ей, безусловно, ближе их первоначальное толкование. Она умеет смотреть в корень. Даже Карриол, выпрямившись в своем кресле, взирала на Чейзена так, будто видела его впервые. А как часто кандидат в Президенты набирал очки только потому, что в теледебатах с соперником сумел выставить свою программу в более выгодном свете, чем те, кто появлялся рядом с ним на экране?

А задумывались ли вы, чем старый Гус Роум перетянул население страны на свою сторону, лишив сторонников Сенат и Конгресс? Дружеской болтовней с телеэкрана! Он посиживал в студии, и простецки поглядывал в камеру, и излагал кредо так по-свойски, что американцы и не сомневались: Гус знал, как, каким словом задеть за интимнейшие струны души человеческой. Чейзен даже поморщился от собственных слов. Видели на старых кинолентах его выступления, электризовавшие толпу? Неказистый, инфантильный человечек, дешевый позер… Многие немцы использовали ту же тактику, что и он, тоже обращались к оскорбленному чувству национального достоинства, и рассчитывали на доверчивых недотеп… Но у них не было способности воодушевить слушателей, которой обладал Гитлер.

Теперь возьмем его лукавого противника, сэра Уинстона Черчилля. Большинство высказываний, приписываемых ему, дошло до нас либо в публикациях других деятелей, либо в устном пересказе. Немного же осталось в этих цитатах собственно Черчилля… Не удивительно, что мы часто представляем себе его как крайне сентиментального господина, любителя пошлых эффектов.

Тем не менее Черчилль всегда знал, что, где и когда сказать. Люди только и ждали, что появится деятель, который подчинит их себе — и Черчилль явился.

О, он тоже воодушевлял! Ни Гитлер, ни Черчилль не отличались ни красотой или мужским обаянием. Я даже думаю, что общаться с ними было не слишком приятно. И все-таки оба умели очаровать! Оба весьма сексуальны, милы, обоим поклоняются. И все же, когда ветер времени унесет их жизни, никто даже имен таких не вспомнит. Им не дано силы, которая может объединить вокруг них нацию в переломный момент истории. И только доктор Кристиан действительно тот, кто нам нужен.

Чейзен раскрыл последнюю папку. Американец в восьмом поколении, на четверть негр. Тридцать шесть лет, женат, двое детей, разрешение на второго ребенка за номером ДХ Девочке — одиннадцать, мальчику — семь.

Говорят, Доминик щедро одарен от природы. Негритянское происхождение выдают только форма и блеск глаз да еще выражение лица: Фанатик всяких технических новинок, которыми напичкал свой город. Состоит в Президентском совете по проблемам выживания городов. И считается лучшим в стране оратором. После сенатора Хиллера, разумеется.

Чейзен вскинул руки, будто сдаваясь в плен. Компьютер об этом не знает? И тем не менее, обдумав все хорошенько, и я, и компьютер решили: Карриол сложила все папки в сторону и отодвинула их на край стола.

Надеюсь, вы уже вернули все данные по группам испытуемых в Федеральный банк данных о населении и изъяли программы из компьютеров? Других бумаг, связанных с нашим поиском, у вас не осталось? Тогда копии ваших докладов я пока оставлю у себя. А сейчас, может, перекусим? Он тут же отложил карандаш и поднялся. Хемингуэй, извинившись, вышла в другую комнату, остальные сидели молча и расслабившись. Оживились они лишь когда Хемингуэй вернулась, а Уэйн вкатил сервировочный столик с чайником, кофейником, чашками, кексами и сэндвичами, вином и пивом и стал расставлять все это перед участниками совещания.

Все трое посмотрели на Карриол, которая, похоже, глубоко задумалась. Но Карриол и не думала отвечать на дерзкое замечание. Наконец, она отставила чашку, вернулась на свое обычное рабочее место и взяла со стола ручку. До сего дня я и не хотела, чтобы вы об этом знали — это отвлекло бы вас… Кроме того, я не хотела, чтобы коллектив исследователей распался.

Вы получите новое задание, Моше. И не потому, что я недовольна вашими результатами. Должна признаться — я просто потрясена. Не думаю, что результаты вашей работы пропадут из-за ошибки в выборе критерия, сделанной Моше. Без погрешностей на первом этапе не обойтись. Для чего же нам второй этап, как не для того, чтобы избежать любых случайностей?

Я рассчитывала на точность и беспристрастность компьютеров, но Чейзен умудрился и их завербовать. Карриол улыбнулась, разряжая обстановку. У нас должно быть девять кандидатов — а не только ваша, Моше, троица. Это значит, во многом положиться на волю случая и… и Моше. Предстоит исследовать совершенно аналогичные реакции человека на другого человека в определенной ситуации. Сегодня — первое февраля. Завтра мы приступим ко второму этапу работы. В нашем распоряжении — три месяца. Первого мая предстоит завершить и этот этап.

Ее руки медленно шарили по столу. Можете известить своих подчиненных о завершении исследований. Просто — о завершении. Никакого намека на второй этап работ. Пусть о нем знают только присутствующие здесь. Три месяца Сэм, Милли и я — вместо Моше — будем продолжать индивидуальные исследования с девятью претендентами. По три кандидата на каждого. Сэм займется группой, отобранной Милли, Милли — с кандидатами Сэма. А я — теми, кого предложил Моше. Люди вы опытные, никаких рекомендаций не понадобится.

Завтра Джон даст вам возможность познакомиться с досье на ваших подопечных. Ни выносить папки, ни делать выписки нельзя. Хотя, конечно, по мере надобности вы сможете затребовать досье еще раз.

Если кто-нибудь из кандидатов догадается, что попал под наблюдение, превратился в объект исследований, нам придется туго. Большинство из них — значительные персоны, а некоторые обладают и немалой властью. Так что придется быть предельно осмотрительными, понимаете?

Они наверняка догадаются, что такие масштабные исследования не могут прекратиться просто так… Боюсь, я уже не успею морально подготовить своих людей к переменам в их жизни. Они — служащие нашего Департамента, таковыми и останутся. Возможно, они будут помогать Моше в его новой работе.

А нет — тогда получат возможность участвовать в других проектах Департамента. Но она была, как всегда, любезна: Абрахам почувствовал, что над его головой собираются грозовые тучи и пошел на попятную: Это — нервное, поверьте. Надеюсь, кто-нибудь из ваших сотрудников согласится работать в новой команде Чейзена? Откровенно говоря, все они были бы счастливы участвовать в этой работе. Доктор Карриол взглянула на него, будто что-то взвешивая, но промолвила лишь: Надеюсь, удача не отвернется от вас и впредь.

Моше, завтра утром зайдите ко мне. Я уже подобрала для вас интересную работу. Отдел ваш будет расширен. А вы получите шанс блеснуть своими талантами. Этой даме лучше не намекать на ее ошибки. Он был разочарован тем, что его отстранили от участия в исследованиях. Каким соблазнительным не оказалось бы новое задание, оно не могло утешить его. И все же он понимал: В кабинете остались только Карриол и Уэйн.

Посмотрев на часы, Джудит вспомнила, что ей предстоит встреча с Магнусом — если тот еще не покинул офис. Уходя, она со вздохом взглянула на исписанный блокнот своего секретаря: Уэйн без слов принялся собирать папки с материалами.

Кабинет Секретаря находился этажом ниже. Это просторное помещение при необходимости использовалось и как конференц-зал. Большая приемная уже опустела — было около шести часов вечера. Но секретарь Магнуса еще сидела в своем кабинете.

Сотрудников Департамента занимал вопрос: Казалось, что вся жизнь ее состоит только из занятий танцами и каторжного труда на Гарольда Магнуса.

С социальным ее положением тоже ясности не было. Одни утверждали, что она разведена, другие — что овдовела, а кое-кто и вовсе считал, что никакой миссис Тавернер попросту нет на белом свете. Гарольд Магнус сидел за необъятным столом орехового дерева: Большое кожаное кресло было развернуто к окну, через которое можно было наблюдать за пустынной Кей-стрит. Но, едва скрипнула дверь, Магнус развернулся лицом к Кариолл.

Она просто констатировала факт. Сила была как раз на ее стороне — сила профессионала, судьба которого мало зависит от политической ситуации. Она уселась в широкое кресло возле стола. Впрочем, доктор Карриол хорошо знала эту тактику. И научилась ей противостоять. Времена меняются, но оба мы знаем, что женщина, если хочет добиться положения в обществе, должна пройти через энное количество чужих постелей.

Но я полагал, что вы — из этих самых. О, есть множество хорошеньких особей, которые умудряются избегнуть этой участи. Но вы-то — не хорошенькая, нет. Вы — очень эффектная и обаятельная.

Она устроилась в кресле поудобнее. Он ответил ей насмешливым взглядом. Я свое место знаю. Вошла миссис Тавернер с кофе и двумя графинчиками: Магнус был человек полный, но не тучный, скорее — дюжий. Толстые губы, густые брови, в светлых, цвета соломы, волосах, несмотря на возраст, ни проседи, ни проплешины. Голос, богатый обертонами, которые он мастерски использовал в разговоре.

До того, как Тибор Ричи выдвинул его на один из самых важных постов в государстве, Магнус был известным адвокатом, специализировался на делах, связанных с экологическими авариями. Причем с одинаковым рвением защищал и тех, кто загрязняет окружающую среду, и тех, кто выступает в ее защиту, и стал непопулярен во многих кругах.

Постепенно он выправил свое положение и завоевал сторонников даже в лагере оппозиции — может быть, потому, что не старался подчеркнуть свою близость к Президенту. Хотя вся его деятельность в Департаменте направлена была на то, чтобы поддержать политику Ричи.

Если бы Магнус не развлекался вдобавок изобретением дурацких кодов и паролей, подчиненные, вероятно, назвали бы его лучшим из руководителей за недолгую историю Департамента. Он сидел в этом кресле уже семь лет — с того самого времени, как Тибор Ричи был избран президентом США, и, судя по всему, расстанется с высоким постом не раньше, чем Ричи выедет из Белого дома. Между тем, поправка к Конституции, принятая во времена Аугусто Роума, все еще действовала и не оставляла оппозиции надежд на победу на выборах, намеченных на ноябрь.

Следовательно, Магнусу предстояло править Департаментом еще не меньше пяти лет. Доктор Карриол тоже налила себе кофе. Магнус наблюдал за ней без симпатии. Да, он уважал эту женщину, но она не нравилась ему. Впрочем, ему вообще не нравились женщины: Прелести секса мало занимали его, он предпочитал хороший стол и выпивку.

И упорствовал в своем заблуждении, что такой образ жизни не в пример полезней для здоровья. Джудит Карриол… Непререкаемый авторитет. Наиболее заметная фигура в Департаменте. Когда пять лет назад она явилась к нему с детально разработанным и серьезно аргументированным планом Исследований именно так — с прописной!

И все равно она вызывала у Магнуса раздражение, почти отвращение. Такая великолепная, такая холодная, такая омерзительно работоспособная — она нарушала его стройную теорию О Презренной Женщине.

Господи, как он уставал от общения с ней! Во всяком случае, так он себя убеждал. Хотя, честно говоря, поначалу проект Карриол привел его в замешательство. Но он шал, что в Вашингтоне очень интересуются, какие настроения царят в народе. Ни один президент не сталкивался еще с такой степенью разложения нации, даже предшественник Тибора Ричи — Нобелевский лауреат Роум.

Старику Роуму удавалось поддерживать единство нации своим обаянием, его преемник в этом был не так силен… Ради подстраховки Магнус познакомил Президента с проектом, предложенным Джудит.

Может, энергии Ричи и не хватало, но в дальновидности его сомневаться не приходилось: Джудит знала, как Магнус относится к ней: Но такой начальник ее вполне устраивал: Оба умели стоять на своем, зато и понимали друг друга с полуслова. И еще восемь человек. Думаете, мы просидели по пять лет только для того, чтобы Хиллер за это время возмужал и подошел к нужному возрасту?

Нам пришлось здорово потрудиться. Не бывает задачи сложней — отыскать человека, достойного стать Богом. Даже сравнить не с чем. А не перелопачивать такую массу данных. Он понял, что лучше перевести разговор на другую тему. Я назначила Хемингуэй, Абрахама и… себя.

Я заменю Чейзена и поработаю с отобранными им кандидатами. Он был в ударе. Но на следующем этапе, боюсь, станет только мешать. Индивидуальная работа — не его конек. Для Чейзена найдется дело: Лишь бы чем-нибудь его занять? Я разрешила ему сохранить его отдел, да еще передала в его распоряжение людей из группы Хемингуэй и Абрахама.

Было бы глупо, обучив людей настоящей работе, бросить их на какие-нибудь никчемные подсчеты расходов и доходов от использования вертолетов для подкормки оленей в Национальном парке… А миграция — подходящая тема, чтобы занять Моше и еще восемнадцать специалистов до самой пенсии. Мы да Джон Уйэн. И что первый этап оправдал ожидания. Он ждет более подробного отчета, Джудит! Тогда скажите ему, что сенатор Хиллер, как и предсказывалось, вошел в девятку претендентов, и что из девяти кандидатов семь — мужчины.

У одного из кандидатов — двое детей. По разрешению Бюро, конечно. Только двое не обзавелись парой — мужчина и женщина.

И еще сообщите, что ни одна из кандидатур не встретила серьезных возражений. Двое мужчин широкой публике неизвестны. Я специально отстранилась от отбора в финальную группу. Даже не знаю, кто в список не попал. Я предпочитаю сосредоточится на конечной цели Исследования. Он кивнул и развернулся к окну.

После разговора с Магнусом Джудит не сразу отправилась домой. Карриол верила в особое значение имен. Джоны — надежны, как крепостная стена. Мэри — близки к земле.

Маленький сейф, встроенный в тумбу ее стола, был плотно забит папками с досье. Она достала их и разложила перед собой. Сколько копий можно оставить? Что ты обо всем этом думаешь? О них судачили, за ними пытались подглядывать. Однако наедине с Карриол он, хоть и не становился вполне мужчиной, но выглядел гораздо менее бесполым.

Только он и она знали, что Джон — единственный, кто, помимо начальницы, имеет доступ к сверхсекретной информации. Даже к такой, которая недоступна самому Гарольду Магнусу.

Лишь одна кандидатура по-настоящему неожиданна. Если подождете, я представлю отчет. Я достаточно хорошо помню все, о чем говорилось.

Она закрыла глаза, помассировала их кончиками пальцев, затем неожиданно отдернула руки и в упор взглянула на Джона. Это был один из излюбленных приемов Джудит. Очень действенный прием, только не против Джона. Да она и не пыталась его подловить. Я всегда знала, что Сильвия ему не пара. Не хочу хлебать какую-нибудь бурду в какой-нибудь кафешке. Если что-нибудь осталось после совещания, тогда принеси, пожалуйста. Даже наедине Джон никогда не обращался к ней по имени, да она и не поощряла его и не сподвигала его к этому.

Кто, как не сенатор Хиллер?! Неужели ты думаешь, что я отравлюсь в Коннектикут и Мичиган к тем двоим, да еще зимой? Зубы у него были прекрасные, голливудского образца, но широкой улыбки от него еще никто не добился.

Зато теперь она знала содержание всех досье, могла расположить имена и лица по ранжиру, выделив плюсы и минусы каждого. Двух кандидатов она уже отбросила, уверенная в том, что они не пригодятся Тибору Ричи.

Но доктора Джошуа Кристиана не было среди тех, кого она недрогнувшей рукой вычеркнула из списка. И не только в силу его заслуг. Но еще больше заинтересовало ее имя этого человека. Однако работать с ним, судя по всему, будет нелегко. Диссидент от науки, изгой среди коллег. Практика его невелика — значит, и кругозор узок.

Кроме того, не страдает ли он Эдиповым комплексом? В свои тридцать все еще живет с мамочкой и явно не искал даже близости ни с женщинами, ни с мужчинами. Как и большинство ее современников, доктор считала добровольное воздержание куда более трудно объяснимым, нежели любые сексуальные отклонения. Кристиан не похож на человека с холодной кровью.

©  2018 Украинское реестровое казачество (организация) Джесси Рассел. Built using WordPress and the Materialis Theme