Украинское реестровое казачество (организация) Джесси Рассел

..

У нас вы можете скачать книгу Жизнь двенадцати цезарей Светоний в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Несмотря на мучившую его перемежающуюся лихорадку, он должен был почти каждую ночь менять убежище, откупаясь деньгами от сыщиков, пока, наконец, не добился себе помилования с помощью девственных весталок [3] и своих родственников и свойственников — Мамерка Эмилия и Аврелия Котты.

Военную службу он начал в Азии, в свите претора Марка Терма. Отправленный им в Вифинию, чтобы привести флот, он надолго задержался у Никомеда [4]. Тогда и пошел слух, что царь растлил его чистоту; а он усугубил этот слух тем, что через несколько дней опять поехал и Вифинию под предлогом взыскания долга, причитавшегося одному его клиенту-вольноотпущеннику.

Дальнейшая служба принесла ему больше славы, и при взятии Митилен [5] он получил от Терма в награду дубовый венок [6].

Он служил и в Киликии при Сервилии Исаврике, но недолго: Однако от сообщества с Лепидом он отказался, хотя тот и прельщал его большими выгодами. Его разочаровал как вождь, так и самое предприятие, которое обернулось хуже, чем он думал. Когда мятеж был подавлен, он привлек к суду по обвинению в вымогательстве Корнелия Долабеллу, консуляра и триумфатора [7] ; но подсудимый был оправдан.

Тогда он решил уехать на Родос, чтобы скрыться от недругов и чтобы воспользоваться досугом и отдыхом для занятий с Аполлонием Молоном, знаменитым в то время учителем красноречия [8].

Во время этого переезда, уже в зимнюю пору, он возле острова Фармакуссы [9] попался в руки пиратам, и к великому своему негодованию оставался у них в плену около сорока дней. При нем были только врач и двое служителей: Но когда, наконец, он выплатил пиратам пятьдесят талантов [10] и был высажен на берег, то без промедления собрал флот, погнался за ними по пятам, захватил их и казнил той самой казнью, какой не раз, шутя, им грозил.

Окрестные области опустошал в это время Митридат; чтобы не показаться безучастным к бедствиям союзников, Цезарь покинул Родос, цель своей поездки, переправился в Азию, собрал вспомогательный отряд и выгнал из провинции царского военачальника, удержав этим в повиновении колеблющиеся и нерешительные общины.

Первой его должностью по возвращении в Рим была должность войскового трибуна [11] , присужденная ему народным голосованием. Здесь он деятельно помогал восстановлению власти народных трибунов, урезанной при Сулле. Первую публичную библиотеку в Риме открыл, уже после смерти Цезаря, Азиний Поллион. Помптинские болота в прибрежной части Лация осушались неоднократно, но без успеха. О спуске Фуцинского озера ср.: Об Истме Коринфском перешейке ср.: Однако прежде чем говорить о ней, не лишним будет вкратце изложить все, что касается его наружности, привычек, одежды, нрава, а также его занятий в военное и мирное время.

Говорят, он был высокого роста, светлокожий, хорошо сложен, лицо чуть полное, глаза черные и живые. Здоровьем он отличался превосходным: Безобразившая его лысина была ему несносна, так как часто навлекала насмешки недоброжелателей.

Поэтому он обычно зачесывал поредевшие волосы с темени на лоб; поэтому же он с наибольшим удовольствием принял и воспользовался правом постоянно носить лавровый венок. Туника обычно не имела рукавов и у сенаторов не подпоясывалась, чтобы видна была пурпурная кайма, знак сенаторского достоинства. Носить рукава, а тем более с бахромой считалось признаком крайней изнеженности. Жил он сначала в скромном доме на Субуре Субура между Эсквилином и Виминалом — оживленная улица в Риме, не пользовавшаяся хорошей репутацией.

О его великой страсти к изысканности и роскоши сообщают многие. Так, говорят, что он заложил и отстроил за большие деньги виллу близ озера Неми Озеро Неми со священной рощей Дианы — в Лации, близ Ариции. В походах он возил с собою штучные и мозаичные полы. В Британию он вторгся будто бы в надежде найти там жемчуг: Резные камни, чеканные сосуды, статуи, картины древней работы он всегда собирал с увлечением.

Красивых и ученых рабов он покупал по таким неслыханным ценам, что сам чувствовал неловкость и запрещал записывать их в книги. В провинциях он постоянно давал обеды на двух столах: Давал обеды на двух столах… — Т. Порядок в доме он соблюдал и в малых и в больших делах настолько неукоснительно и строго, что однажды заковал в колодки пекаря за то, что он подал гостям не такой хлеб, как хозяину, а в другой раз он казнил смертью своего любимого вольноотпущенника за то, что тот обольстил жену римского всадника, хотя на него никто и не жаловался.

На целомудрии его единственным пятном было сожительство с Никомедом, но это был позор тяжкий и несмываемый, навлекавший на него всеобщее поношение. Я не говорю о знаменитых строках Лициния Кальва:. Но Гай Меммий прямо попрекает его тем, что он стоял при Никомеде виночерпием среди других любимчиков на многолюдном пиршестве, где присутствовали и некоторые римские торговые гости, которых он называет по именам.

Был древний обычай распевать в триумфе насмешливые стихи о триумфаторе: На любовные утехи он, по общему мнению, был падок и расточителен. Действительно, и Курионы, отец и сын, и многие другие попрекали Помпея за то, что из жажды власти он женился на дочери человека, из-за которого прогнал жену, родившую ему троих детей, и которого не раз со стоном называл своим Эгистом Эгист, герой известного мифа, любовник Клитемнестры, побудивший ее убить своего мужа Агамемнона.

В свое первое консульство — перевод по конъектуре Торренция. Когда многие дивились этой дешевизне, Цицерон остроумно заметил: Шутка Цицерона переведена вольно в подлиннике: И в провинциях он не отставал от чужих жен: Среди его любовниц были и царицы — например, мавританка Эвноя, жена Богуда: Но больше всех он любил Клеопатру: Антоний утверждал, что Цезарион — сын Цезаря, чтобы оспорить права усыновленного Октавиана.

Наконец, чтобы не осталось сомнения в позорной славе его безнравственности и разврата, напомню, что Курион старший в какой-то речи называл его мужем всех жен и женою всех мужей. Вина он пил очень мало: Марку Катону принадлежат слова: В отношении же еды он, как показывает Гай Оппий, был настолько неприхотлив, что когда у кого-то на обеде было подано старое масло вместо свежего, и остальные гости от него отказались, он один брал его даже больше обычного, чтобы не показать, будто он упрекает хозяина в небрежности или невежливости.

Бескорыстия он не обнаружил ни на военных, ни на гражданских должностях Проконсулом — точнее, пропретором. Оттого у него и оказалось столько золота, что он распродавал его по Италии и провинциям на вес, по три тысячи сестерциев за фунт Обычная цена золота в римской серебряной валюте была ок. Он торговал союзами и царствами: А впоследствии лишь неприкрытые грабежи и святотатства Под святотатством имеется в виду прежде всего конфискация неприкосновенных средств государственного казначейства в 49 г.

В красноречии и в военном искусстве он стяжал не меньшую, если не большую славу, чем лучшие их знатоки. После обвинения Долабеллы все без спору признали его одним из лучших судебных ораторов Рима. Письма Цицерона к Непоту не сохранились, отрывки см. Кого предпочтешь ты ему из тех ораторов, которые ничего не знают, кроме своего искусства? Кто острее или богаче мыслями? Кто пышнее или изящнее в выражениях? Предварительная речь divinatio — речь перед процессом, в которой оратор отстаивает от других соискателей свое право выступать обвинителем.

Здесь имеется в виду процесс Долабеллы. Как передают, говорил он голосом звонким, с движениями и жестами пылкими, но приятными. Так, Август не без основания считал, что речь за Квинта Метелла не была издана самим Цезарем, а скорее записана скорописцем, плохо поспевавшим за словами оратора: В Испании — перед битвой при Мунде. Кому принадлежат записки об александрийской, африканской и испанской войнах, неизвестно: Мы больше, чем кто-нибудь другой, восхищаемся ими: Первое из этих сочинений он написал во время перехода через Альпы, возвращаясь с войском из Ближней Галлии после судебных собраний; второе — в пору битвы при Мунде; последнее — когда он за двадцать четыре дня совершил переход из Рима в Дальнюю Испанию.

Существуют и его письма О письмах Цезаря и шифре в них был написан целый трактат грамматиком Пробом; см.: Чтобы разобрать и прочитать их, нужно читать всякий раз четвертую букву вместо первой, например, D вместо A и так далее.

Оружием и конем он владел замечательно, выносливость его превосходила всякое вероятие. В походе он шел впереди войска, обычно пеший, иногда на коне, с непокрытой головой, несмотря ни на зной, ни на дождь.

Самые длинные переходы он совершал с невероятной быстротой, налегке, в наемной повозке, делая по сотне миль в день, реки преодолевая вплавь или с помощью надутых мехов, так что часто опережал даже вестников о себе.

Трудно сказать, осторожности или смелости было больше в его военных предприятиях. Он никогда не вел войска по дорогам, удобным для засады, не разведав предварительно местности; в Британию он переправился не раньше, чем сам Цезарь посылал в Британию своего офицера Волусена Галльская война.

И он же, узнав об осаде его лагерей в Германии В Германии — неточность: О попытке переправы в Брундизий и о знаменитой реплике: Никогда никакие суеверия не вынуждали его оставить или отложить предприятие.

Он не отложил выступления против Сципиона и Юбы из-за того, что при жертвоприношении животное вырвалось у него из рук. Даже когда он оступился, сходя с корабля, то обратил это в хорошее предзнаменование, воскликнув: Салютион Им сохраняет рукописное чтение Solvito — по Плинию 7, 12, 54 , это было прозвище мимического актера, лицом похожего на Сципиона.

В сражения он вступал не только по расчету, но и по случаю, часто сразу после перехода, иногда в самую жестокую непогоду, когда меньше всего этого от него ожидали. Только под конец жизни он стал осторожнее принимать бой: Обращая неприятеля в бегство, он всякий раз отбивал у него и лагерь Римский лагерь, хорошо укрепленный, был последней опорой войска после поражения; ср. Если успех колебался, он отсылал прочь лошадей Отсылал… лошадей — ср.: О лошади Цезаря упоминают Дион Храм Венеры-Прародительницы рода Юлиев был построен Цезарем после африканского триумфа.

Если же его войско начинало отступать, он часто один восстанавливал порядок: А паника бывала такова, что однажды схваченный им знаменосец замахнулся на него острием значка Значком легиона был серебряный орел на древке; нижний конец древка, втыкавшийся в землю, был заострен. Не меньшим было и его присутствие духа, а обнаруживалось оно еще разительнее. После сражения при Фарсале, уже отправив войско в Азию, он переправлялся в лодке перевозчика через Геллеспонт, как вдруг встретил враждебного ему Луция Кассия с десятью военными кораблями; но вместо того, чтобы обратиться в бегство, Цезарь, подойдя к нему вплотную, сам потребовал его сдачи, и тот, покорный, перешел к нему.

В Александрии, во время битвы за мост Воинов он ценил не за нрав и не за род и богатство, а только за мужество; а в обращении с ними одинаково бывал и взыскателен и снисходителен.

Не всегда и не везде он держал их в строгости, а только при близости неприятеля; но тогда уже требовал от них самого беспрекословного повиновения и порядка, не предупреждал ни о походе, ни о сражении, и держал в постоянной напряженной готовности внезапно выступить, куда угодно.

Часто он выводил их даже без надобности, особенно в дожди и в праздники. А нередко, отдав приказ не терять его из виду, он скрывался из лагеря днем или ночью и пускался в далекие прогулки, чтобы утомить отстававших от него солдат.

Когда распространялись устрашающие слухи о неприятеле, он для ободрения солдат не отрицал и не преуменьшал вражеских сил, а напротив, преувеличивал Преувеличивать силы неприятеля советовал еще Кир у Ксенофонта Киропедия. Так, когда все были в страхе перед приближением Юбы, он созвал солдат на сходку и сказал: Проступки солдат он не всегда замечал и не всегда должным образом наказывал. Беглецов и бунтовщиков он преследовал и карал жестоко, а на остальное смотрел сквозь пальцы. А иногда после большого и удачного сражения он освобождал их от всех обязанностей и давал полную волю отдохнуть и разгуляться, похваляясь обычно, что его солдаты и среди благовоний умеют отлично сражаться.

А любил он их так, что при вести о поражении Титурия отпустил волосы и бороду и остриг их не раньше, чем отомстил врагам. Всем этим он добился от солдат редкой преданности и отваги. Когда началась гражданская война, все центурионы всех легионов предложили ему снарядить по всаднику из своих сбережений, а солдаты обещали ему служить добровольно, без жалованья и пайка: И за все время долгой войны ни один солдат не покинул его; а многие пленники, которым враги предлагали оставить жизнь, если они пойдут воевать против Цезаря, отвечали на это отказом.

Реалистичнее у Аппиана II. В других сражениях они не раз легко одолевали бесчисленные полчища врага во много раз меньшими силами. Так, одна когорта шестого легиона, обороняя укрепление, в течение нескольких часов выдерживала натиск четырех легионов Помпея и почти вся полегла под градом вражеских стрел, которых внутри вала было найдено сто тридцать тысяч О подвиге когорты 6 легиона и центуриона Сцевы см.: В когорте было около человек, в 4 легионах около 20 Сцева, с выбитым глазом, раненный насквозь в бедро и плечо, со щитом, пробитым ста двадцатью ударами, все же не подпустил врага к воротам вверенного ему укрепления; Ацилию в морском бою при Массилии отрубили правую руку, когда он схватился ею за вражескую корму, но он, по примеру славного у греков Кинегира Кинегир, брат трагика Эсхила, погиб при Марафоне: Его подвиг стал легендарным.

Мятежей в его войсках за десять лет галльских войн не случилось ни разу, в гражданской войне — лишь несколько раз; но солдаты тотчас возвращались к порядку, и не столько из-за отзывчивости полководца, сколько из уважения к нему: Цезарь никогда не уступал мятежникам, а всегда решительно шел против них.

Девятый легион перед Плаценцией Перед Плаценцией, в 49 г. А когда солдаты десятого легиона Десятый легион пользовался особенной любовью Цезаря. Но и тут он наказал всех главных мятежников, сократив им на треть обещанную долю добычи и земли. Верностью и заботой о клиентах он отличался смолоду. Знатного юношу Масинту История с Масинтой ближе неизвестна.. А когда Масинта все же был объявлен царским данником, он вырвал его из рук тащивших его, долго скрывал у себя, а потом, отправляясь после претуры в Испанию, увез его с собою в носилках, окруженный толпой провожающих и фасками ликторов.

К друзьям он был всегда внимателен и добр: Плутарх 17 при этом рассказе вкладывает в уста Цезаря слова: А когда он уже стоял у власти, то некоторых людей самого низкого звания он возвысил до почетных должностей, и в ответ на упреки прямо сказал, что если бы он был обязан своим достоинством разбойникам и головорезам, он и им отплатил бы такой же благодарностью.

Напротив, вражды у него ни к кому не было настолько прочной, чтобы он от нее не отказался с радостью при первом удобном случае. Гаю Меммию на его свирепые речи он отвечал с такой — же язвительностью, но когда вскоре тот выступил соискателем консульства, он охотно его поддержал.

Гаю Кальву, который, ославив его эпиграммами, стал через друзей искать примирения, он добровольно написал первый. Валерий Катулл, по собственному признанию Цезаря, заклеймил его вечным клеймом в своих стишках о Мамурре Мамурру, цезарианского офицера, Катулл обличает в м стихотворении с намеком на Цезаря в ст.

Даже во мщении обнаруживал он свою природную мягкость Пиратам Раба Филемона, своего секретаря, который обещал врагам извести его ядом, он казнил смертью, но без пыток. А на вопрос, почему же он тогда развелся с женою, он ответил: Его умеренность и милосердие, как в ходе гражданской войны, так и после победы, были удивительны. Между тем, как Помпей объявил своими врагами всех, кто не встанет на защиту республики, Цезарь провозгласил, что тех, кто воздержится и ни к кому не примкнет, он будет считать друзьями.

Всем, кого он произвел в чины по советам Помпея, он предоставил возможность перейти на сторону Помпея. При Фарсале он призвал своих воинов щадить жизнь римских граждан, а потом позволил каждому из своих сохранить жизнь одному из неприятелей. Афраний и Фавст Сулла погибли после битвы при Тапсе, Луций Цезарь был отдан под суд и тайно убит; резня рабов и животных была устроена после разрыва сената с Цезарем, незадолго до Рубикона.

Даже статуи Луция Суллы и Помпея И когда впоследствии против него говорилось или замышлялось что-нибудь опасное, он старался это пресекать, но не наказывать. Однако все это перевешивают его слова и дела иного рода: Мало того, что он принимал почести сверх всякой меры: На колеснице и носилках при цирковых процессиях должны были везти статую Цезаря вместе со статуями богов.

Луперки — жрецы древнейшего культа бога Фавна: Цезарь присоединил к ним третью. Месяц Квинтилий был переименован в Юлий отсюда июль. Консульства — 46 и 45 гг. Когда один консул внезапно умер накануне нового года, он отдал освободившееся место одному соискателю на несколько оставшихся часов Однодневного консула 45 г.

На много лет вперед — перед парфянским походом. Кроме того, заведовать чеканкой монеты Чеканкой монеты обычно заведовали государственные чиновники-триумвиры, назначавшиеся обычно из всадников. Не менее надменны были и его открытые высказывания, о каких сообщает Тит Ампий: Жертвоприношение это относится ко времени битвы при Мунде Полиен. В словах Цезаря — двусмысленность: Но величайшую, смертельную ненависть навлек он на себя вот каким поступком.

Сенаторов, явившихся в полном составе поднести ему многие высокопочетнейшие постановления, он принял перед храмом Венеры-Прародительницы, сидя. Некоторые пишут, будто он пытался подняться, но его удержал Корнелий Бальб; другие, напротив, будто он не только не пытался, но даже взглянул сурово на Гая Требация, когда тот предложил ему встать.

Безмерно оскорбив сенат своим открытым презрением, он прибавил к этому и другой, еще более дерзкий поступок Визит сенаторов к сидящему Цезарю относится, по-видимому, к концу 45 г. Однажды, когда он возвращался после жертвоприношения на Латинских играх Латинские игры справлялись близ Рима на Альбанской горе, куда для жертвоприношения выезжали оба консула. Белая перевязь, диадема, была знаком царской власти. Цезарь, в досаде на то ли, что намек на царскую власть не имел успеха, на то ли, что у него, по его словам, отняли честь самому от нее отказаться, сделал трибунам строгий выговор и лишил их должности Трибуны пользовались правом неприкосновенности.

Луперкалии — праздник в честь Фавна, описан у Плутарха, Замысел перенесения столицы на Восток приписывался впоследствии Антонию: Луций Котта внесет предложение провозгласить Цезаря царем, так как в пророческих книгах записано, что парфян может победить только царь. Это и заставило заговорщиков ускорить задуманные действия, чтобы не пришлось голосовать за такое предложение. Уже происходили тут и там тайные сходки, где встречались два-три человека: Уже и народ не был рад положению в государстве: Под статуей Луция Брута кто-то написал: Сперва они колебались, убить ли его на Марсовом поле, когда на выборах он призовет трибы к голосованию Для голосования часть поля окапывалась рвом, и через этот ров по мосткам проходили поодиночке избиратели, заполняя на мостках свои таблички-бюллетени.

Но когда было объявлено, что в иды марта сенат соберется на заседание в курию Помпея Курия Помпея — одно из зданий, окружавших каменный театр Помпея. Иды марта — 15 марта 44 г. Аппиан пишет, что заговорщики хотели убить Цезаря перед сенатом в напоминание о том, как убили первого царя Ромула, когда он стал тираном II. Между тем приближение насильственной смерти было возвещено Цезарю самыми несомненными предзнаменованиями.

За несколько месяцев перед тем новые поселенцы, выведенные по Юлиеву закону в Капую, раскапывали там древние могилы, чтобы поставить себе усадьбы, и очень усердствовали, так как им случилось отыскать в земле несколько сосудов старинной работы; и вот в гробнице, где по преданию был похоронен основатель Капуи, Капий А за несколько дней до смерти Цезарь узнал, что табуны коней, которых он при переходе Рубикона посвятил богам и отпустил пастись на воле, без охраны, упорно отказываются от еды и проливают слезы.

Затем, когда он приносил жертвы, гадатель Спуринна советовал ему остерегаться опасности, которая ждет его не поздней, чем в иды марта.

Затем, уже накануне этого дня в курию Помпея влетела птичка королек с лавровой веточкой в клюве, преследуемая стаей разных птиц из ближней рощицы, и они ее растерзали. А в последнюю ночь перед убийством ему привиделось во сне, как он летает под облаками, и потом как Юпитер пожимает ему десницу; жене его Кальпурнии снилось, что в доме их рушится крыша Крыша, точнее — фронтон fastigium ; он воздвигался обычно только на храмах, и для дома Цезаря был декретирован особым постановлением сената. Из-за всего этого, а также из-за нездоровья он долго колебался, не остаться ли ему дома, отложив свои дела в сенате.

Наконец, Децим Брут уговорил его не лишать своего присутствия многолюдное и давно ожидающее его собрание, и он вышел из дому уже в пятом часу дня В пятом часу — после рассвета, то есть около часов. Кто-то из встречных Кто-то из встречных — по Плутарху 65 — греческий грамматик Артемидор Книдский.

Потом он принес в жертву нескольких животных подряд, но благоприятных знамений не добился; тогда он вошел в курию, не обращая внимания на дурной знак и посмеиваясь над Спуринной за то, что вопреки его предсказанию, иды марта наступили и не принесли никакой беды. Он сел, и заговорщики окружили его, словно для приветствия. Тотчас Тиллий Цимбр Тиллий Цимбр подошел к Цезарю с просьбой вернуть из изгнания его брата Аппиан. По Плутарху, Каска ударил Цезаря в затылок или в плечо, по Аппиану — в грудь.

Грифель, стиль — острая металлическая палочка, которой писали по воску. Кассий ударил его в лицо, Брут — в бедро, Буколиан — между лопатками; Цезарь, как дикий зверь, поворачивался от одного к другому.

Но после удара Брута… он закрылся со всех сторон плащом и упал, сохраняя пристойный вид, перед статуей Помпея. Заговорщики превзошли всякую меру в отношении к павшему и нанесли ему до 23 ран. Курсивом здесь и далее печатаются слова и выражения, приводимые Светонием на греческом языке. И среди стольких ран только одна, по мнению врача Антистия, оказалась смертельной — вторая, нанесенная в грудь.

По требованию Луция Пизона, тестя убитого, было вскрыто и прочитано в доме Антония его завещание, составленное им в Лавиканском поместье Лавиканское поместье — в Лации, близ Тускула; дата — 13 сентября 45 г.

Квинт Туберон сообщает, что со времени консульства и до самого начала гражданской войны он обычно объявлял своим наследником Гнея Помпея и даже читал это перед войском на сходке.

В конце завещания он сверх того усыновлял Гая Октавия и передавал ему свое имя. Многие убийцы были им названы в числе опекунов своего сына, буде таковой родится, а Децим Брут — даже среди наследников во второй степени Наследники во второй степени назначались на случай смерти или отказа основных наследников: Народу он завещал сады над Тибром в общественное пользование и по триста сестерциев каждому гражданину.

День похорон был объявлен, на Марсовом поле близ гробницы Юлии сооружен погребальный костер, а перед ростральной трибуной — вызолоченная постройка наподобие храма Венеры-Прародительницы; внутри стояло ложе слоновой кости, устланное пурпуром и золотом, в изголовье — столб с одеждой, в которой Цезарь был убит. Было ясно, что всем, кто шел с приношениями Приношения в знак уважения к покойнику обычно несли на похоронах в процессии и бросали в огонь. Предполагалось, что над телом произнесут речи на форуме и сожгут его на Марсовом поле.

Вместо похвальной речи консул Антоний объявил через глашатая постановление сената, в котором Цезарю воздавались все человеческие и божеские почести, затем клятву, которой сенаторы клялись все блюсти жизнь одного, и к этому прибавил несколько слов от себя Другие источники говорят о пространной и бурной речи Антония, опираясь, по-видимому, на Цицерона Филиппики, 2. Постановление и клятва были приняты сенатом в начале 44 г. Одни предлагали сжечь его в храме Юпитера Капитолийского, другие — в курии Помпея, когда внезапно появились двое неизвестных, подпоясанные мечами, размахивающие дротиками, и восковыми факелами подожгли постройку.

Тотчас окружающая толпа принялась тащить в огонь сухой хворост, скамейки, судейские кресла, и все, что было принесенного в дар. Булла — медальон, который дети носили на шее до совершеннолетия, а потом обычно посвящали богам.

Иудеи были расположены к Цезарю, в особенности за дозволение отправлять свой культ в Риме Иосиф Флавий. Тотчас после погребения народ с факелами ринулся к домам Брута и Кассия. Его с трудом удержали; но встретив по пути Гельвия Цинну, народ убил его, спутав по имени с Корнелием Цинной, которого искали за его произнесенную накануне в собрании речь против Цезаря; голову Цинны вздели на копье и носили по улицам. У ее подножия еще долгое время приносили жертвы, давали обеты и решали споры, принося клятву именем Цезаря.

У некоторых друзей осталось подозрение, что Цезарь сам не хотел дольше жить, а оттого и не заботился о слабеющем здоровье и пренебрегал предостережениями знамений и советами друзей.

Иные думают, что он полагался на последнее постановление и клятву сената и после этого даже отказался от сопровождавшей его охраны из испанцев с мечами: Некоторые даже передают, что он часто говорил Текст по конъектурам Има и Рота. Как бы то ни было, в одном согласны почти все: Так, когда он читал у Ксенофонта А накануне гибели, за обедом у Марка Лепида в разговоре о том, какой род смерти самый лучший, он предпочел конец неожиданный и внезапный.

Он погиб на пятьдесят шестом году жизни и был сопричтен к богам, не только словами указов, но и убеждением толпы. Во всяком случае, когда во время игр, которые впервые в честь его обожествления давал его наследник Август, хвостатая звезда сияла в небе семь ночей подряд, появляясь около одиннадцатого часа Вот почему изображается он со звездою над головой. В курии, где он был убит, постановлено было застроить вход, а иды марта именовать днем отцеубийственным и никогда в этот день не созывать сенат.

Из его убийц почти никто не прожил после этого больше трех лет и никто не умер своей смертью. Все они были осуждены и все погибли по-разному: А некоторые поразили сами себя тем же кинжалом, которым они убили Цезаря О роковой гибели убийц Цезаря говорят и Плутарх 69 , и Дион Род Октавиев некогда был в Велитрах одним из виднейших: Там есть переулок в самой населенной части города, который издавна называется Октавиевым; и там показывают алтарь, посвященный одному из Октавиев.

Будучи военачальником в одной пограничной войне, он приносил однажды жертвы Марсу, как вдруг пришла весть о набеге врагов: Внутренности жертвы должны были приноситься божеству сваренными; Октавий нарушил этот закон, чтобы не идти против врага, не закончив жертвоприношения. Существовало даже общественное постановление, чтобы и впредь жертвенные внутренности приносились Марсу таким же образом, а остатки жертвы отдавались Октавиям. Этот род был введен в сенат Тарквинием Древним в числе младших родов 2.

По преданию, Ромул составил сенат из человек, Таций дополнил его человеками из сабинов, а Тарквиний Древний — еще человеками из плебеев: Первым из этого рода был избран народом на государственную должность Гай Руф. А именно, Гней и затем его потомки все достигали самых почетных должностей, между тем как Гай с его потомством волей судьбы или по собственному желанию состояли во всадническом сословии вплоть до отца Августа.

Прадед Августа во Вторую пуническую войну служил в Сицилии войсковым трибуном под начальством Эмилия Папа. Дед его довольствовался муниципальными должностями и дожил до старости спокойно и в достатке. А Марк Антоний попрекает его тем, будто прадед его был вольноотпущенник, канатчик из Фурийского округа, а дед — ростовщик. Вот все, что я мог узнать о предках Августа по отцу.

Отец его Гай Октавий с молодых лет был богат и пользовался уважением; можно только удивляться, что и его некоторые объявляют ростовщиком и даже раздатчиком взяток при сделках на выборах. Выросши в достатке, он и достигал почетных должностей без труда, и отправлял их отлично. После претуры он получил по жребию Македонию; по дороге туда, выполняя особое поручение сената 3.

Особое поручение сената — так как обычно италийскими делами ведали сами консулы. Бессы — разбойничье фракийское племя. Возвращаясь из Македонии, он скоропостижно умер, не успев выдвинуть свою кандидатуру на консульство. После него осталось трое детей: Бальб по отцу происходил из Ариции, и среди его предков было немало сенаторов, а по матери находился в близком родстве с Помпеем Великим. Он был претором, а потом в числе двадцати уполномоченных занимался разделом кампанских земель 6.

О разделе кампанских земель см.: А Кассий Пармский в одном письме обзывает Августа внуком не только пекаря, но и ростовщика: Нерулонский, от городка Нерул в южной Италии, близ Фурий, где, как можно заключить из рассказа Светония, Октавии владели имением.

Вся цитата — хороший образец стиля политических памфлетов конца республики. Август родился в консульство Марка Туллия Цицерона и Гая Антония, в девятый день до октябрьских календ 8. Рождение Августа — 23 сентября 63 г. Бычьи головы — название улицы или квартала. Палатин — один из центральных холмов Рима, аристократический квартал, впоследствии застроенный императорским дворцом. Действительно, в сенатских отчетах записано, что некто Гай Леторий, юноша патрицианского рода, обвиненный в прелюбодействе, умоляя смягчить ему жестокую кару из внимания к его молодости и знатности, ссылался перед сенаторами и на то, что он является владельцем и как бы блюстителем той земли, которой коснулся Коснулся земли — намек на обычай класть новорожденного на землю у ног отца; поднимая младенца, тот признавал его своим сыном.

Тогда и было постановлено превратить эту часть дома в святилище. Его детскую, маленькую комнату, похожую на кладовую, до сих пор показывают в загородной усадьбе его деда близ Велитр, и окрестные жители уверены, что там он и родился.

Входить туда принято только по необходимости и после обряда очищения, так как есть давнее поверье будто всякого, кто туда вступает без почтения, обуревает страх и ужас. Это подтвердилось недавно, когда новый владелец усадьбы, то ли случайно, то ли из любопытства решил там переночевать, но через несколько часов, среди ночи, был выброшен оттуда внезапной неведомой силой, и его вместе с постелью нашли, полуживого, уже за порогом.

В младенчестве он был прозван Фурийцем в память о происхождении предков, а может быть, о победе, вскоре после его рождения одержанной его отцом Октавием над беглыми рабами в Фурийском округе.

О том, что он был прозван Фурийцем, я сообщаю с полной уверенностью: Это изваяние я поднес императору Об изображении домочадцев среди ларов ср.: Впрочем, и Марк Антоний часто называет его в письмах Фурийцем, стараясь этим оскорбить; но Август в ответ на это только удивляется, что его попрекают его же детским именем. Другие предлагали ему тогда имя Ромула В четыре года он потерял отца. На двенадцатом году он произнес перед собранием похвальную речь на похоронах своей бабки Юлии.

Еще четыре года спустя, уже надев тогу совершеннолетнего, он получил военные награды в африканском триумфе Цезаря, хотя сам по молодости лет в войне и не участвовал. Когда же затем его внучатный дядя отправился в Испанию против сыновей Помпея, то он, еще не окрепнув после тяжкой болезни, с немногими спутниками, по угрожаемым неприятелем дорогам, не отступив даже после кораблекрушения, пустился ему вслед; а заслужив его расположение этой решительностью при переезде, он вскоре снискал похвалу и своими природными дарованиями.

Аполлония — прибрежный город в Эпире, откуда начиналась военная дорога через Балканский полуостров на Восток. В Македонии в 44 г. При первом известии, что Цезарь убит, и что он — его наследник, он долго колебался, не призвать ли ему на помощь стоявшие поблизости легионы, но отверг этот замысел как опрометчивый и преждевременный.

Однако он отправился в Рим и вступил в наследство, несмотря ни на сомнения матери, ни на решительные возражения отчима, консуляра Марция Филиппа Обрисовав его жизнь в общих чертах, я остановлюсь теперь на подробностях, но не в последовательности времени, а в последовательности предметов, чтобы можно было их представить нагляднее, и понятнее.

Гражданских войн вел он пять: Начало и причина всех этих войн были таковы. Считая первым своим долгом месть за убийство дяди и защиту всего, что тот сделал, он тотчас по приезде из Аполлонии хотел напасть врасплох на Брута и Кассия с оружием в руках; а после того, как те, предвидя опасность, скрылись, он решил прибегнуть к силе закона и заочно обвинить их в убийстве.

Он сам устроил игры Игры в честь Венеры Победительницы были учреждены в честь победы при Тапсе. С какого времени трибуны стали выбираться только из сенаторов, неизвестно.

Но консул Марк Антоний, на чью помощь он едва ли не больше всего надеялся, выступил против его начинаний и ни в чем не оказывал ему даже обычной, предусмотренной действующими законами поддержки иначе, как выговорив себе огромное вознаграждение. Тогда он перешел на сторону оптиматов, так как видел, что Антоний им ненавистен — главным образом, тем, что он осадил Децима Брута в Мутине и пытался лишить его провинции, назначенной ему Цезарем и утвержденной сенатом.

Набранное войско он должен был возглавить в чине пропретора и вместе с новыми консулами Гирцием и Пансой повести его на помощь Дециму Бруту. Эту порученную ему войну он закончил в два месяца двумя сражениями.

В этой войне Гирций погиб в бою, Панса вскоре умер от раны: Слух о причастности Августа к смерти Гирция и Пансы держался еще после его смерти: Поводом к слуху об убийстве Гирция было то, что в бою Октавиан первый пробился к его телу и прикрыл его плащом.

В особенности смерть Пансы внушала столько подозрений, что врач его Гликон был взят под стражу по обвинению в том, что вложил яд в его рану. А Нигер Аквилий утверждает, что и второго консула, Гирция, Октавий убил своею рукой в замешательстве схватки. Однако узнав, что бежавший Антоний нашел поддержку у Лепида и что остальные полководцы и войска выступили на их стороне, он без колебаний оставил партию оптиматов. Для видимого оправдания такой перемены он ссылался на слова и поступки некоторых из них: Вознести в небеса — посильная аналогия латинской двусмысленности ornandum tollendumque: Шутка принадлежит Цицерону К близким.

А чтобы лучше показать, как он раскаивается в своем прежнем союзе с ними, он обрушился на жителей Нурсии Иурсия — городок в Умбрии; эпизод относится к перузийской войне.

Вступив в союз с Антонием и Лепидом Тем не менее, после победы он не выказал никакой мягкости: Голова Брута, тем не менее не достигла Рима: Игра на пальцах до сих пор популярна в Италии: Поэтому иные, и среди них Марк Фавоний, известный подражатель Катона, проходя в цепях мимо полководцев, приветствовали Антония почетным именем императора Император в эпоху республики было почетным званием полководца-победителя после победы и до триумфа.

Но и здесь им не были довольны ни землевладельцы, ни ветераны: В это самое время поднял мятеж Луций Антоний, полагаясь на свой консульский сан и на могущество брата. Октавий заставил Луция отступить в Перузию и там измором принудил к сдаче, но и сам не избегнул немалых опасностей как перед войной, так и в ходе войны. Так, однажды в театре, увидев рядового солдата, сидевшего во всаднических рядах, он велел прислужнику вывести его; недоброжелатели тотчас пустили слух, будто он тут же и пытал и казнил этого солдата, так что он едва не погиб в сбежавшейся толпе разъяренных воинов; его спасло то, что солдат, которого искали, вдруг появился сам, цел и невредим.

А под стенами Перузии он едва не был захвачен во время жертвоприношения отрядом гладиаторов, совершивших внезапную вылазку Жертвоприношение… вылазка — см. После взятия Перузии он казнил множество пленных. Всех, кто пытался молить о пощаде или оправдываться, он обрывал тремя словами: В Перузии Октавиан казнил весь городской сенат Аппиан, V. Тем не менее Сенека пользуется им, чтобы противопоставить жестокость Августа кротости молодого Нерона О милосердии.

Были и такие, которые утверждали, что он умышленно довел дело до войны, чтобы его тайные враги и все, кто шел за ним из страха и против воли, воспользовались возможностью примкнуть к Антонию и выдали себя, и чтобы он мог, разгромив их, из конфискованных имуществ выплатить ветеранам обещанные награды. Сицилийская война была одним из первых его начинаний, но тянулась она долго, с частыми перерывами: Две бури — в 38 г.

Перемирие — в Мизене в 39 г. Наконец, он заново выстроил корабли, посадил на весла двадцать тысяч отпущенных на волю рабов, устроил при Байях Юлиеву гавань, соединив с морем Лукринское и Авернское озера Лукринское и связанное с ним Авернское озеро — лагуны, узкой косой отделенные от Неаполитанского залива и ныне слившиеся с ним.

Перед самым сражением его внезапно охватил такой крепкий сон, что друзьям пришлось будить его, чтобы дать сигнал к бою. А другие ставят ему в вину вот какое слово и дело: Когда, переправив часть войск в Сицилию, он возвращался на материк к остальным войскам, на него неожиданно напали военачальники Помпея Демохар и Аполлофан, и он с трудом ускользнул от них с единственным кораблем.

В другой раз он шел пешком мимо Локров в Регий и увидел биремы Помпея, двигавшиеся вдоль берега; приняв их за свои, он спустился к морю и едва не попал в плен.

А когда после этого он спасался бегством по узким тропинкам, то раб его спутника Эмилия Павла попытался его убить, воспользовавшись удобным случаем, чтобы отомстить за Павла-отца, казненного во время проскрипций. Лишь после униженных просьб он сохранил Лепиду жизнь, но сослал его в Цирцеи до конца дней. С Марком Антонием его союз никогда не был надежным и прочным и лишь кое-как подогревался различными соглашениями Соглашения с Антонием — в 40 г.

Наконец, он порвал с ним; и чтобы лучше показать, насколько Антоний забыл свой гражданский долг, он распорядился вскрыть и прочесть перед народом оставленное им в Риме завещание, в котором тот объявлял своими наследниками даже детей от Клеопатры. Бонония — ныне Болонья. Немного спустя он разбил Антония в морском сражении при Акции Битва при Акции — 2 сентября 31 г.

Дважды в пути его застигали бури — один раз между оконечностями Пелопоннеса и Этолии, другой раз против Керавнийских гор Керавнийские горы — в Эпире, напротив Брундизия.

Либурнские галеры от названия пиратского племени либурнов в Иллирии отличались легкостью и быстроходностью: В Брундизии он задержался только на двадцать семь дней, пока не устроил все по желанию солдат, а затем обходным путем через Азию и Сирию направился в Египет, осадил Александрию, где укрылись Антоний и Клеопатра, и быстро овладел городом.

Любоваться трупом врага считалось варварской жестокостью. Плутарх Антоний, 78 уверяет, что Октавиан проливал слезы над мечом, обагренным кровью Антония. Клеопатру он особенно хотел сохранить в живых для триумфа, и когда она умерла, по общему мнению, от укуса змеи, он даже посылал к ней псиллов Псиллы, североафриканское племя, считались чарователями змей и целителями змеиных укусов: Обоих он дозволил похоронить вместе и с почетом, а недостроенную ими гробницу приказал закончить.

Цезариона, которого Клеопатра объявляла сыном, зачатым от Цезаря, он схватил во время бегства, вернул и казнил. Остальных детей Антония и царицы он оставил в живых и впоследствии поддерживал их и заботился о них, как о близких родственниках, сообразно с положением каждого.

В это же время он осмотрел тело Великого Александра Тело Великого Александра хранилось в Александрии в золотом гробу в особом святилище.

А на вопрос, не угодно ли ему взглянуть и на усыпальницу Птолемеев, он ответил, что хотел видеть царя, а не мертвецов. Чтобы слава актийской победы не слабела в памяти потомков, он основал при Акции город Никополь Мятежи, заговоры и попытки переворотов не прекращались и после этого, но каждый раз он раскрывал их своевременно до доносам и подавлял раньше, чем они становились опасны.

Парфины — иллирийское племя. Должность раба-именователя nomenclator состояла в том, чтобы подсказывать хозяину для приветствия имена встречных и объявлять о входящих гостях. Поистине, не избежал он заговоров и покушений даже от лиц самого низкого состояния.

Наконец однажды ночью возле его спальни был схвачен даже какой-то харчевник из иллирийского войска с охотничьим ножом на поясе, сумевший обмануть стражу; был ли он сумасшедшим или только притворялся, сказать трудно: Из внешних войн только две он вел лично: В далматской войне он даже был ранен: Остальные войны он поручал своим легатам, хотя при некоторых походах в Германии и Паннонии присутствовал сам или находился неподалеку, выезжая для этого из столицы до Равенны, Медиолана или Аквилеи.

Так, частью под его начальством, частью под его наблюдением покорены были Кантабрия, Аквитания, Паннония, Далмация со всем Иллириком и далее — Ретия и альпийские племена винделиков и салассов.

Он положил конец набегам дакийцев, перебив трех вождей их с огромным войском, оттеснил германцев за Альбий Альбий — Эльба, ее переходили с войсками Друз в 10 г. Свевы — общее название большой группы германских племен; здесь имеется в виду племя убиев может быть, Suebos вместо Ubios — ошибка в рукописном предании , переселенное Агриппой в 38 г. Сигамбры были переселены Тиберием в 8 г. Другие беспокойные племена он также привел к покорности.

Он настолько был далек от стремления распространять свою власть или умножать воинскую славу, что некоторых варварских вождей он заставлял в храме Марса Мстителя присягать на верность миру, которого они сами просили; а с некоторых впервые пробовал брать заложниками женщин, так как видел, что заложниками-мужчинами они не дорожат

©  2018 Украинское реестровое казачество (организация) Джесси Рассел. Built using WordPress and the Materialis Theme